«Usman NL»

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2019 » Апрель » 3 » Экспертное мнение
14:22
Экспертное мнение

ПЕНСИОННЫЙ БУКМЕКЕР
Говорил много раз и здесь повторю еще: повышение пенсионного возраста направлено на сокрытие масштабов воровства пенсионных накоплений, первые выплаты которых (женщинам) должны были начаться в 2022 году, в период предполагающегося трансферта власти.

В прошлом году нам внушали о растущей ожидаемой продолжительности жизни, однако на сколько выросла здоровая трудоспособность людей, потеря которой ведет к снижению заработка, неизвестно, поскольку исследования не проводилось. Именно потеря трудового дохода, а не дожитие, были объектом обязательного пенсионного страхования.
Нередко ссылались на зарубежный опыт, но и здесь усматривалось лукавство. За рубежом и здоровая трудоспособность выше, и модели пенсионного обеспечения иные, да и уровень жизни пенсионеров не идет ни в какое сравнение с российским. В той же Европе практически во всех странах ставки пенсионных взносов существенно выше российских, страховой (не трудовой!) стаж для получения пенсии в два и более раза значительнее, а финансовая устойчивость пенсионных систем зависит не от соотношения работников и пенсионеров, а от упорядоченности страхового взносообложения.
Лживыми оказались и отсылки к проблемам бюджета. Через месяц после объявления о повышении пенсионного возраста минфин опубликовал проект «Основных направлений бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов», из которого следовало, что в первые три года после старта «реформы» трансферты в Пенсионный фонд России (ПФР) не только не снизятся, но наоборот возрастут.
Дефолт обязательных пенсионных накоплений проявился не только в качественных, но и в количественных признаках. По данным ЦБ, в 2017 году совокупный объем накопленных средств (обязательные пенсионные накопления и добровольные пенсионные резервы) составлял 5,5 трлн. рублей, количество застрахованных — 34,4 млн. человек, при этом средний счет был порядка 60 тыс. рублей. Даже если все деньги остались бы в целости и сохранности, пенсионеры получали бы всего по 263 рублей в месяц (из расчета периода дожития в 228 месяцев). Что стало бы еще одним репутационным ударом для государства.
Проблема — 2003
В аферах с пенсионными накоплениями засветились не только «лондонские» жулики. Фамильярничать с отложенной частью заработной платы начинало как раз государство. Вполне вероятно, что создание накопительного звена было продиктовано «проблемой — 2003» (на 2003 год приходился пик выплат Парижскому клубу кредиторов в размере $17 млрд.). Обязательства были погашены, но сколько за счет пенсионных средств — неизвестно.
Показательно, как о решении «проблемы — 2003» в конце того года высказался Владимир Путин: «Помните, сколько мы говорили в свое время, в 2002 году, о пике выплат по внешнему долгу в 2003-м, и даже часто пугали друг друга: как это отразится на жизни страны, сможет ли Правительство справиться с социальными обязательствами перед населением? Мы выплатили 17 миллиардов долларов — страна этого даже не заметила».
Пенсионные накопления, безусловно, были далеко не единственным источником, за счет которого решалась «проблема-2003». Однако государство вновь (частично) решило свои проблемы за счет населения, а потом забыло вернуть должок, надеясь, что накопительная компонента как-нибудь рассосется. В духе той надежды идеолог пенсионной реформы — 2002 Михаил Зурабов в начале 2008 года предложил законодателям ликвидировать накопительное звено вовсе, но сопровождаемый негативным шлейфом после монетизации льгот 2005 года был непонят. Не привела к искомому результату и «заморозка» пенсионных накоплений.
Фантик
Теперь, после повышения пенсионного возраста и возникшей по итогам той лицемерной кампании ложной уверенности в том, что продавить можно все что угодно, вопрос о пенсионных накоплениях стал еще острее. Для его решения бюрократия решила перелицевать обложку, назвав новую систему «индивидуальный пенсионный капитал» (ИПК). Его механизм в целом совпадает с накопительной компонентой — взносы в размере 6% от заработка, непрозрачные НПФ, обещания грядущей сладкой жизни — с той разницей, что платить эти 6% предстоит не работодателю, а работнику из своих доходов.
Предполагается, что в ИПК будут зачислены пенсионные накопления граждан за прошлые периоды. Если, конечно, их найдут (а если не найдут, государство возместит из расчета 1 к 1 без инвестдохода, как будто покупательная способность рубля почти за два десятилетия осталась неизменной). В любом случае острота проблемы грядущих выплат будет снята, но не устранена, поскольку доверие общества к государству, а это основа основ делового климата, подорвано на многие годы вперед.
Нет смысла говорить о том, что накопительные взносы по ИПК увеличат изъятия из доходов людей до 19 %. Я сознательно не написал «увеличат подоходный налог» (многие в правительстве думают именно так), хотя бы потому, что экономическая природа у налогов и взносов в корне отлична: налоги — безвозмездный платеж для исполнения функций органов власти, а взносы (вспомним классическое страхование) позволяют рассчитывать на некоторое возмещение при наступлении страхового случая.
В то же время для не всегда теоретически подкованного населения разницы между НДФЛ и взносами никакой: внедрение ИПК лишь увеличит отчисления. Здесь стоит упомянуть обывательский алгоритм вычисления нагрузки на заработки людей, в котором и налоги, и взносы свалены в одну кучу, и в результате делается вывод о непомерном налоговом гнете. То, что за счет этих отчислений работник финансирует образование, науку, культуру, оборону, получает какую-никакую, но медицинскую помощь, выплаты по больничному листу, а также пенсию, в расчет не принимается.
Потенциальное общественное недовольство стало главной причиной наложения Администрацией президента табу на любые обсуждения концепции ИПК. Так что высказывание министра финансов, будто ИПК увеличит пенсию до 20 % от уровня зарплаты — не более чем несанкционированная самодеятельность. А ведь 2020 год, когда механизм ИПК должен начать функционировать, все ближе.
Архаика — 2020
И ведь начнет. По старинным рецептам конца 90-х, когда разрабатывалась действующая накопительная система. Все та же антиутопия: НПФ как кошельки злодеев, автоматическая или добровольно-принудительная (по большому счету, без разницы) подписка, уверения государства, что «на этот раз все будет иначе» и прочее, прочее. Как будто воспеваемая властью цифровизация к пенсионному обеспечению никакого отношения не имеет, структура занятости с нынешними ИП и самозанятыми остается неизменной, а о стремительной уберизации экономики никто слыхом не слыхивал.
Новые-старые НПФ будут аккумулировать взносы, распределять их в соответствии с интересами акционеров и получать вознаграждение из постоянной (не зависящей от результатов инвестирования) и переменной (доли от прибыли) частей. Структура вложений не изменится, а остальное — на усмотрение карманных УК и снова акционеров. Закон о банкротстве будет в очередной раз подправлен, чтобы «не шмогла я, не шмогла» приобрело нормативное основание.
Механизм ИПК предназначен для тех, кто имеет постоянное (и единственное) место работы. А если человек (журналист, маркетолог, дизайнер) трудится в нескольких местах по разовым или долгосрочным договорам? Меняет место приложения трудовых усилий? Имеет статус ИП или самозанятого? Да просто не согласен с предложенным механизмом? Государство предложит ему нищенскую социальную пенсию? А ведь таких людей в экономике, по разным оценкам, от 12 до 18% в среднем по стране и до четверти в столицах.
Не так давно немало копий было сломано вокруг закона о налоге на профессиональный доход (о тех самых самозанятых). Однако простота использования созданного ФНС мобильного приложения, применение механизма мягкого подталкивания (nudge) к обелению доходов, отсутствие промежуточной бюрократии, привели к тому, что проект сработал — за первые три месяца действия нового формата отношений индивидуума и государства к нему присоединились около 100 тыс. человек. И это только в четырех регионах действия эксперимента.
ИПК также необходимо изначально представлять в цифровом формате с предваряющим запуском мобильного приложения (вариант — через портал «Госуслуги»). В нем должны быть представлены все действующие НПФ, их доходность за квартал, год, пятилетие, удельный вес направлений инвестирования, динамика стоимости чистых активов, величина среднего счета будущего пенсионера на данный момент и прочие аспекты. Выбрать подходящий НПФ можно посредством использования гибкой системы фильтров.
Для подключения к предлагаемой системе все НПФ должны присоединиться к системе налогового (ФНС) и финансового (ЦБ) мониторинга, чтобы фискалы и регулятор в режиме реального времени могли анализировать деятельность фондов. И не в формате тотальных слежки и контроля, а в качестве налогового и финансового риск-менеджмента. Достойное пенсионное обеспечение — это не коммерческая, а социальная, то есть общественно-значимая задача, в выполнении которой по Конституции заинтересовано в первую очередь само государство. Впрочем, этот абзац — из области фантастики.
Способны ли Минтруд и Минфин за оставшееся до 2020 года время кардинально изменить концепцию ИПК, привнеся в нее не столько компонент цифровизации, сколько элемент доверия? Скорее всего, нет. Значит, недалек тот день, когда нам снова предложат «подумать» о повышении пенсионного возраста и видоизменении ИПК, а ПФР окончательно превратится в букмекерскую контору, принимающую ставки на «доживет — не доживет».
Останется только вывеску сменить.
Никита КРИЧЕВСКИЙ,
доктор экономических наук, профессор.

Эхо Москвы

Просмотров: 56 | Добавил: Evgeny500 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Вход на сайт

Погода в Усмани

Поиск

Календарь

«  Апрель 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

Архив записей

Полезные страницы

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • База знаний uCoz